Интервью Rocking.gr с Джимом Матеосом (06.11.2013)

«Я не слушаю металл. Правда».

Воскресной ночью мы стали свидетелями невероятного шоу Fates Warning в Афинском клубе Fuzz Club. Они вернулись с новым альбомом, который покорил меня, заставляя слушать раз за разом, и они победили. Великолепный сет-лист и умопомрачительное выступление... После окончания шоу, я пошел за кулисы, где Рэй Олдер и Бобби Ярзомбек общались с поклонниками. Джим Матеос, как обычно, оставался в тени. Он объясняет это тем, что чувствует себя некомфортно на публике, предпочитая говорить с людьми через свою музыку. Он ждал меня в соседней комнате, где у нас состоялся весьма интересный разговор. Конечно, осталось много такого, о чем я не спрашивал, ведь у меня было немного времени и я понимал необходимость в отдыхе после такого шоу. Джим говорил со мной о новом альбоме, своих музыкальных предпочтениях, музыкальной индустрии, будущем и своей любви к Греции. Вот наш разговор.

Джим Матеос

— Привет, Джим. Я восхищён альбомом «Darkness In A Different Light»... Но о какой тьме и каком таком свете идет речь?

— Это не совсем концептуальный альбом. Его название возникло как-то так: мы написали большинство текстов, а затем, перечитывая их, заметили, что через все вещи проходит общей нитью попытка найти свет. Иногда физический свет, иногда эмоциональный или психологический. Мы думали об этом и о том, что большинство наших записей были очень мрачные, темные в музыкальном плане. Это и сейчас так, но мы пытаемся играть более позитивно и показать нашу оптимистическую сторону. Хотя мы являемся довольно мрачной группой, мы пытаемся показать наше звучание в другом свете. Но, как я уже сказал, мы писали каждую песню в отдельности. Когда мы посмотрели на них в целом, казалось, была общая тема, но это не было преднамеренным. Я думаю, что-то общее было у нас в голове.

— Значит, вы это не специально... Но намеренно ли альбом вышел значительно тяжелее, чем можно было ожидать?

— Думаю, да. Знаете здесь сильно сказалось то, что последние шесть-семь лет мы играем с Бобби [Ярзомбек, барабанщик]. Он значительно ближе к металлу...

— Агрессивный...

— Да. И играя с ним на концертах последние шесть-семь лет, мы открыли в себе эту сторону, а затем мне захотелось написать что-то ещё в таком духе. Я не имею в виду что-то на 100% такое же, но это было то, что я был готов сделать. Потому что я экспериментировал с другими вещами с OSI и на последних двух релизах Fates, так что пришел черед...

— Я ожидал чего-то тяжелого после того, как вы выпустили Arch/Matheos. Было крышесносяще.

— Спасибо.

— Вернулись ли твои музыкльные вкусы к металлу? Когда сидишь у себя в комнате и слушаешь музыку...

— Я не слушаю металл, правда. Мне нравится писать вещи в таком духе, и возможно, благодаря тому, что я держусь от металла подальше, он становится для меня интереснее. Такую музыку, которую я слушаю, мне писать неинтересно. Но все-таки изредка я включаю металл. Немного слушаю Opeth, но у них, конечно, не так много металла. Я слушаю несколько групп, которые мне нравятся, но в основном — электронную музыку или сольных исполнителей...

— Ты бы хотел привнести больше элементов такой музыки в музыку Fates Warning?

— Думаю, да, совсем немного. Я думаю, что это — одна тех из вещей, которые отличают Fates от других. Мы используем не только чистый металл. Здесь и электронные влияния, которые на прошлом альбоме были не так сильны, как на этом. Здесь и авторский материал.

— Да, мы видим это. И я согласен, что есть отличие между вашими двумя последними альбомами. Я думаю, что «Darkness In A Different Light» ближе к «Disconnected», чем к «FWX».

— Да.

Джим Матеос

— У вас ушло много лет, чтобы выпустить новый альбом Fates Warning. Почему так получилось?

— Мы сделали запись X, а затем решили, что нужно немного отдохнуть. Мы не знали, что это затянется на девять лет. Мы нуждались в перерыве, потому что записывали материал и гастролировали очень долго без перерыва, и мы все хотели просто отойти от дел на несколько лет. Но вот «несколько лет» выросли в целых девять. Время летит (отсылка к «A Handful Of Doubt»). Итак, я взялся за OSI, Рэй — за Redemption, Марк решил поработать над другими вещами... Мы все получали удовольствие от этих проектов, и мы знали, что рано или поздно вернемся к Fates. Это никогда не ставилось под вопрос. Мы продолжали давать каждый год концерты. Мы просто не чувствовали, что пришло время, чтобы собраться вместе, и записать ещё один альбом. На этот раз пришло.

— Надеемся, следующий альбом не займет у вас так много времени!

— Нет, нет! (смеется) Все об этом спрашивают.

— Это очевидный вопрос.

— Да, да, да. Конечно. Мы хотим уложиться в два или три года.

— Это отличная новость. А есть ли у тебя ещё какие-нибудь проекты?

— У меня есть сольный проект, который выйдет, надеюсь, в ближайшие несколько месяцев. Не акустический, как предыдущие. Это совсем другое. Разновидность электроники.

— Инструментальный?

— Да, полностью гитарный.

— Супер. Я хотел бы отметить, что вы выпустили первый альбом с Арести с 1994 года. Какие новшества он принес (кроме того, что был соавтором первой песни)?

— Такие вопросы сбивает с толку, потому что большинство думает, что он и сейчас играет... Он играет соло на записи, пять или шесть гитарных соло, и на этом все. Всё остальное, в основном, делаем без него. И мы делаем это со времен «Perfect Symmetry», верите вы или нет. Мы хотели играть песни, которые написали. Например, если я сочинил песню, то она полностью моя. Таков и этот альбом. Всё сочинил я, а Фрэнк просто пришел и сыграл соло. Он замечательный соло-гитарист. Он играет такие вещи, которые я не могу исполнить. Он заметно вырос в этом плане. С ним было здорово, и мы скучаем по нему на гастролях.

— Раз уж ты так хорошо о нем отзываешься, скажи, каково это — быть главным композитором всей группы и в то же время — наименее профессиональным исполнителем на сцене?

— (смеется) Ну, для меня это естественно. Это я. Я не люблю много внимания, я не люблю много света. Мне нравится быть в тени. Я не люблю давать интервью, я не люблю всё это!

— Ладно, постараюсь поторопиться! (смеется)

— Нет! К тебе это не относится!

— Лично я считаю, что очень хорошо, когда настоящий руководитель группы находится в тени. Итак, ты вместе с Fates Warning находишься в музыкальной индустрии в течение почти трёх десятилетий. Ты, конечно, заметил много изменений... Какой ты видишь сегодняшнюю музыкальную индустрию? Например, недавно в Грецию пришел Spotify. Музыкальная индустрия борется за выживание... Как музыкант, как ты это видишь?

— Я не знаю, какой это имеет смысл для греческого народа... Сегодня я чувствую себя продавцом автомобилей. Как будто я продаю продукт. Раньше было больше простора для искусства. Выпускаешь свою музыку, становишься чьим-то фанатом... Но теперь нужно просто продавать вещи. И ты должен иметь эти социальные медиа, должен постоянно продавать себя. Как я уже говорил, я не люблю этого. Я чувствую себя там очень неуютно. У меня нет Facebook’а, у меня нет Twitter’а, у меня нет ничего из этого. Но кажется, именно там концентрируется индустрия. Потому что продажи настолько падают, что они должны искать другие средства, чтобы создать себе имя. И постоянное «Ты должен твитнуть о чем-нибудь! Ты должен выложить это на Facebook’е!» на мой взгляд — всего лишь дерьмо, мне не нравится ничего из этого.

Джим Матеос

— Поговорим еще о переменах. Это был первый альбом Fates Warning на InsideOut. Эти ребята работают как-то по-другому? Они к чему-то вас подталкивают?

— У нас очень хорошие отношения и с InsideOut, и с Metal Blade. Например, OSI выходил на InsideOut, затем мы перешли на Metal Blade. Fates был на Metal Blade, потом мы перешли на InsideOut. Для меня нет большой разницы. У нас хорошие связи в обоих лейблах. InsideOut и Century Media хорошо работают до сих пор.

— Наше интервью подходит к концу, и я бы хотел, чтобы ты назвал свой топ-5 альбомов из тех, которые слушаешь в последнее время.

— Это как всегда трудно. Номер один — альбом группы City And Colour, который я слушал каждый день в этом туре.

— Ах да, они выпустили альбом в этом году.

— Да, новый, но тот, который я слушал — это «Bring Me Your Love». Я слушал его каждый день в дороге. Кроме того, последняя работа Bon Iver... Вот такие вещи я слушаю.

— Должен сказать, многое из этого мне нравится.

— Я слушаю их один за другим, каждый день. Особенно, когда мы едем. Просто глядя на пейзаж...

— Bon Iver прекрасно подходят для путешествий. Очень грустный...

— Да... Песня «Holocene» прекрасна.

— И какое видео...

— О, видео потрясающее! Благодаря нему я узнал об этой группе. Мне нравится это видео! Ещё мне нравятся некоторые старые вещи. Tangerine Dream... Я всегда их слушаю. «Phaedra».

— Классический альбом.

— Итак, три альбома есть. Постараюсь вспомнить, что у меня на iPod’е... У меня сейчас в голове чистый лист, прости.

— Это нормально. Напоследок, я хотел бы отметить, что вы — одна из групп, которые греки очень любят. Ты, конечно, заметил это...

— Конечно, заметил. Это моя любимая концертная площадка в мире. Абсолютно. Я люблю греческих фэнов.

Джим Матеос

— Есть несколько групп, которые мы храним в своих сердцах, и Fates Warning среди них.

— Я понимаю. Поверьте, я понимаю. Это выдающееся событие в каждом туре. Не только для меня, но для всех в группе. Всякий раз, когда мы видим, что Греция будет в туре, или всякий раз, когда у нас есть шанс приехать сюда, мы чувствуем подъем. Мы чувствуем здесь себя, как дома. Здесь гораздо лучшая отдача, чем где угодно в США. Мне здесь нравится. Мне нравится отдыхать здесь. Мне нравится играть здесь.

— Нам тоже нравится, что вы приезжаете.

— Спасибо.

— Не буду больше тебя задерживать. Отдохни, сходи на вечеринку или еще куда-нибудь. Спасибо за интервью и за шоу.

— Спасибо, Манос. Надеюсь, скоро мы вернёмся.

Защитный код

 
Быстрый вход